Тема 2. Уголовно-процессуальное право и его источники. Уголовно-процессуальный закон

2.1. Источники уголовно-процессуального права.

Уголовно-процессуальный закон — это обладающий высшей юридической силой нормативный акт, принятый представительным законодательным органом государства, регулирующий общественные отношения в сфере уголовногосудопроизводства.
Уголовно процессуальное законодательство призвано обеспечивать защиту каждого гражданина, общества и государства от противоправных посягательств посредством создания условий раскрытия преступлений, привлечения виновного к ответственности, возмещения ущерба, причиненного преступлением, при строгом соблюдении прав и законных интересов, чести и достоинства всех участников уголовного процесса.
Предписания уголовно-процессуального закона в равной степени обязательны как для органов расследования, прокуратуры, суда, так и для иных субъектов судопроизводства.
Особенностью процессуального законодательства является то, что оно действует лишь в связи с применением уголовного закона, при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, расследовании преступления и судебном разбирательстве.
Значимость уголовно-процессуальных норм определяется следующими обстоятельствами:
1. Они устанавливают наиболее рациональный порядок деятельности органов расследования, прокуратуры и суда в борьбе с преступностью. Каждое правило уголовного судопроизводства продиктовано проверенной на практике целесообразностью, которая обеспечивает наиболее эффективные пути и методы отыскания, закрепления доказательств и их оценки.
2. Регламентируя деятельность органов, осуществляющих судопроизводство, они определяют их компетенцию (права и обязанности) и тем самым способствуют не только раскрытию преступления и изобличению виновного, но также и правильному применению уголовных законов.
3. Уголовно-процессуальные нормы определяют характер и границы взаимоотношений правоприменительных органов (должностных лиц) с иными участниками судопроизводства, предоставляют им необходимые права и возлагают определенные обязанности.
Таким образом, лишь при точном и неуклонном исполнении законов, в том числе уголовно-процессуального, возможно всемерное укрепление законности и общественного порядка, что является непременным условием успешного развития общества в стране.
Внешней формой выражения уголовно-процессуального права являются нормативные акты, закрепляющие государственные волеизъявления в сфере уголовного судопроизводства.
Вопрос об источниках уголовно-процессуального права имеет свою специфику, отличающую его от других отраслей права (например, административного, трудового, финансового и др.). В большинстве отраслей права в силу указаний самого закона источниками права являются не только законы, но и нормативные акты ведомств, администрации учреждений, а также исполнительных и распорядительных органов. В уголовно-процессуальном праве основным источником является федеральный закон, т. е. принимаемый высшим законодательным органом РФ нормативно-правовой акт. Он содержит положения, регулирующие порядок судопроизводства по уголовным делам и возникающие при этом отношения. Это обусловлено тем, что в данной сфере деятельности государства могут быть ограничены либо затронуты действиями или решениями соответствующих должностных лиц конституционные права и свободы граждан.
Поэтому основания и пределы возможного ограничения или лишения этих прав регламентируются только законом, а не ведомственным или иным актом органов управления.
Совокупность (систему) правовых актов, являющихся источниками уголовно-процессуального права, составляют следующие федеральные законы:
1. Конституция Российской Федерации.
Основной закон страны имеет высшую юридическую силу, прямое действие, применяется на всей территории России, служит юридической базой для любого отечественного законодательства. Все иные законы и правовые акты не должны ей противоречить.
Конституционные положения, которые касаются уголовного судопроизводства, преимущественно сосредоточены в гл. 2 и 7, где получили свое закрепление права и свободы человека и гражданина, а также компетенция судебной власти. Эти предписания содержат базисные институты, лежащие в основе уголовного процесса в целом: равенство всех перед законом и судом; неприкосновенность личности, частной жизни, жилища; охрана тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; презумпция невиновности и т. д.
Конституцией утвержден правовой институт судебной власти в действующем законодательстве, регламентированы самостоятельность судебной власти и ее право действовать свободно, независимо от других ветвей власти. Так, в Основном законе провозглашен принцип недопустимости повторного осуждения за одно и то же преступление (ч. 1 ст. 50) и закреплены нормы, согласно которым:
а) при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона (ч. 2 ст. 50);
б) никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников (ст. 51).
Эти нормы имеют определяющее значение для процедуры уголовно-процессуального доказывания и реального осуществления всего комплекса законных прав на защиту от предъявленного обвинения. «Заключительные и переходные положения» Конституции РФ содержат некоторые правила введения в действие конституционных норм, в том числе и уголовно-процессуальных, порядка рассмотрения дел судом с участием народных заседателей, ареста, содержания под стражей и задержания лиц по подозрению в совершении преступления.
2. Уголовно-процессуальный кодекс.
При всей своей значимости Конституция РФ не может, да и не должна, полно и всесторонне регламентировать все производство по уголовным делам. Эту задачу решает федеральный закон – Уголовно-процессуальный кодекс (УПК). Развивая конституционные положения, он формулирует общие задачи и компетенцию органов дознания, следствия, прокуратуры и суда в борьбе с преступностью.
Структура действующего УПК построена в прямой зависимости от содержания и этапности производства по уголовным делам. Он состоит из 6 частей, 19 разделов, 57 глав, 476 статей.
3. Иные федеральные законы.
УПК является хотя и основным, но не единственным законом, регулирующим уголовное судопроизводство. Источниками уголовно-процессуального права служат и иные федеральные законы РФ, в той или иной степени регулирующие вопросы рассматриваемой сферы государственной деятельности.
К ним, в частности, относятся законы, определяющие устройство судов, их компетенцию, статус судей, структуру и полномочия милиции, налоговой полиции, федеральной службы безопасности, прокуратуры, а также принципы организации, права и обязанности адвокатов.( См законы «О судебной реформе РФ» от 31 декабря 1996 г, «О судоустройстве РСФСР» от 8 июля 1981 г , «О статусе судей РФ» от 26 июня 1992 г , «О милиции» от 18 апреля 1991 г , «Об органах Федеральной службы безопасности в РФ» от 3 апреля 1995 г , «О прокуратуре РФ» от 17 января 1992 г , с изменениями и дополнениями от 18 октября 1995 г, «Положение об адвокатуре в РСФСР» от 20 ноября 1980 г, «Об исполнительном производстве» от 21 июля 1997 г).
4. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации.
Согласно Конституции (ч. 4 ст. 15) общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные по сравнению с предусмотренными законом правила, то применяются правила международного договора. Наиболее значимые, имеющие непосредственное отношение к уголовному судопроизводству положения содержатся во Всеобщей декларации прав человека (1948); Международном пакте о гражданских и политических правах (1966); Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека (1950); Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих видов обращения и наказания (1984).
Практическое значение для регулирования уголовного судопроизводства имеют также договоры о правовой помощи, в которых решаются многие вопросы сотрудничества правоохранительных органов при расследовании и осуществлении правосудия по уголовным делам. Такие договоры заключены Россией со всеми восточноевропейскими странами, с государствами — членами СНГ и некоторыми иными странами.
5. Постановления Конституционного Суда Российской Федерации.
Все более заметную роль в формировании уголовно-процессуального права приобретают постановления Конституционного Суда России, к компетенции которого относится разрешение дел о соответствии федеральных законов Конституции РФ, в том числе и норм УПК.
Осуществляя конституционный контроль, Конституционный Суд вправе признать какой-то закон (в том числе регламентирующий уголовное судопроизводство) полностью или частично противоречащим Конституции РФ. Это означает, что закон в целом или его часть не подлежат применению. Решения (постановления) Конституционного Суда РФ обязательны на всей территории страны для всех органов государственной власти, местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.
6. Указы Президента Российской Федерации.
Источником уголовно-процессуального права могут быть Указы Президента РФ. Согласно ст. 80 Конституции России он является гарантом Основного закона страны, т.е. высшим должностным лицом, которое обязано реально обеспечивать осуществление всех конституционных норм, в том числе о равной защите всех форм собственности, прав и свобод человека и гражданина, законных интересов общества и государства.
Указы Президента РФ, регламентирующие вопросы в области уголовного судопроизводства, носят исключительный характер. Они необходимы в качестве механизма, обеспечивающего оперативную корректировку федерального законодательства в условиях разгула преступности и чрезвычайной медлительности и не упорядоченности законотворческого процесса в стране.
Характеризуя структуру источников уголовно-процессуального права, следует сказать и о нормативных документах, которые не входят в эту систему, но широко используются в судопроизводстве.
Так, на уголовно-процессуальную деятельность значительное влияние оказывают разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации по вопросам судебной практики. Они, как правило, основываются на результатах изучения массы уголовных дел, рассмотренных судами в различных регионах страны, а также на анализе статистических показателей судебной работы. Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ источником норм права не являются. В них формулируются не новые правила, восполняющие пробелы законодательства, а рекомендации по конкретным вопросам применения действующего закона при производстве по уголовным делам. Руководящие разъяснения высшего судебного органа обязательны для всех судов, органов и должностных лиц, применяющих закон.
Аналогичное юридическое значение имеют также адресованные органам дознания, предварительного следствия и прокуратуры ведомственные акты: приказы и указания Генерального прокурора РФ, министра внутренних дел и руководителей других министерств и ведомств страны, правомочных возбуждать и расследовать уголовные дела. Главная их особенность состоит в том, что они не должны противоречить закону или корректировать его и издаются руководителями министерств (ведомств) в пределах предоставленных им полномочий. Эти полномочия закреплены в актах, которые определяют основы организации и деятельности конкретного министерства или ведомства.

2.2. Уголовно-процессуальные нормы, их виды, структура, санкции.

Внешнюю форму уголовно-процессуального права составляют его источники, внутреннюю – правовые нормы. Содержанием уголовно-процессуальных норм являются правила поведения субъектов уголовно-процессуального права. Субъект уголовно-процессуального права, реализуя права и обязанности, содержащиеся в нормах права, вступает в уголовно-процессуальные отношения. Тем самым субъект уголовно-процессуального права становится субъектом конкретного правоотношения по конкретному уголовному делу.
Общетеоретические положения о нормах права в значительной степени распространяются на уголовно-процессуальные нормы. Они установлены государством, имеют общий и общеобязательный характер. Их применение обеспечено механизмом государственного принуждения. Они направлены в конечном счете на достижение задач уголовно-процессуального права, частицей которого они являются. Это, однако, не лишает их некоторой специфики.
Нормы уголовно-процессуального права выполняют регулятивные (правоустанавливающие) функции, направленные на установление уголовно-правовых отношений и породивших их юридических фактов (совершение преступлений), от чего, в свою очередь, зависит приведение в действие механизма применения уголовной ответственности. А это означает выполнение нормами уголовно-процессуального права и регулируемыми ими отношениями охранительных функций. Таким образом, хотя формирование в уголовно-процессуальном праве регулятивных норм в конечном итоге обусловлено необходимостью обеспечения реализации правоохранительных функций уголовного права, эффективность их действия на практике отражает выполнение уголовно-процессуальным правом в целом и его нормами, как составными элементами этого целого, правоохранительных задач, установленных УПК.
Вне зависимости от формы изложения содержания нормы уголовно-процессуального права (дозволения или запрета) она непременно содержит указания на то, как должен или может вести себя (т. е. действовать или воздержаться от действия) субъект уголовно-процессуальных отношений. При этом субъективные права и обязанности взаимосвязаны, так как не существует субъективного процессуального права, реализация которого не означала бы выполнения соответствующей обязанности. Вот почему процессуальные нормы носят двусторонний, представительно-обязывающий характер.
Общепризнанным является взгляд на трехчленную структуру нормы уголовно-процессуального права, в которой усматривается наличие таких составных элементов, как гипотеза, диспозиция и санкция.
Гипотеза — это условие, при наличии которого действует правило, содержащееся в правовой норме.
Гипотеза может быть:
— абсолютно определенной,
— относительно определенной
— смешанной.
Так, устанавливая, что суд присяжных в краевом, областном, городском суде рассматривает дела о преступлениях, по ходатайству обвиняемого, законодатель тем самым указывает абсолютно определенное условие — наличие четко выраженной воли обвиняемого.
Предусматривая возможность соединения в одном производстве лишь дела по обвинению нескольких лиц в соучастии в совершении одного или нескольких преступлений, законодатель устанавливает относительно определенное условие.
Однако в нормах уголовно-процессуального права гипотеза иногда формулируется на основе сочетания двух указанных подходов к построению гипотезы. Так, законом установлено, что «…гражданский иск предъявляется после возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного расследования» (ч. 2 ст. 44 УПК РФ). Тем самым законодатель предписал, что гражданский иск в уголовном деле может быть рассмотрен при условии его предъявления от начала производства по уголовному делу (которого до его возбуждения не существует) до завершения стадии расследования. Иными словами, ст. 44 УПК РФ содержит относительно определенное условие, согласно которому иск может быть предъявлен: на начальном этапе расследования или после появления в процессе такого субъекта, как подозреваемый, или после привлечения лица в качестве обвиняемого, или при окончании расследования. В указанных рамках лицо, которому причинен материальный ущерб преступлением, имеет право выбора момента предъявления иска.
Но гипотеза в рассматриваемом случае — сложная: законодатель ввел в норму не только относительно определенное, но и абсолютно определенное условие. Последнее усматривается в установлении жесткого положения: иск может быть рассмотрен только в том случае, если он предъявлен до начала судебного следствия. Видимо, такую гипотезу было бы правильно назвать смешанной.
Диспозиция уголовно-процессуальной нормы представляет собою правило поведения субъекта или субъектов уголовного процесса.
Санкция — указание на последствия нарушения, неисполнения или ненадлежащего исполнения диспозиции нормы (или ряда норм), в том числе и на возможность применения меры воздействия к субъекту.
Уголовно-процессуальным кодексом предусмотрены санкции следующего характера:
а) процессуально-принудительные, предусматривающие возможность применения мер принуждения
б) процессуально-штрафные, устанавливающие возможность применения штрафа, денежного взыскания, а также обращения внесенного залога в доход государства;
в) процессуально-восстановительные, предусматривающие:
отмену принятого процессуального решения;
изменение принятого решения;
возвращение уголовного дела для дополнительного расследования;
г) процессуально-предупредительные:
отвод судьи, прокурора, следователя, дознавателя, переводчика, специалиста, эксперта, защитника, представителя, секретаря судебного заседания; отстранение присяжного заседателя, изъятие прокурором дела от органа дознания и передача его следователю и т.д.

2.3. Пределы действия уголовно-процессуального закона во времени, в пространстве, по кругу лиц.

Статья 2. Действие уголовно-процессуального закона в пространстве
1. Производство по уголовному делу на территории Российской Федерации не­зависимо от места совершения преступления ведется в соответствии с настоя­щим Кодексом, если международным договором Российской Федерации не уста­новлено иное.
2. Нормы настоящего Кодекса применяются также при производстве по уголов­ному делу о преступлении, совершенном на воздушном, морском или речном судне, находящемся за пределами территории Российской Федерации под флагом Россий­ской Федерации, если указанное судно приписано к порту Российской Федерации.

1. Определяющим в регламентации действия уголовно-процессуального закона в пространстве является принцип государственного суверенитета, исключающий на территории независимого и суверенного государства деятельность (в том числе уголовно-процессуальную) представителей власти другого государства и примене­ние законодательства другого государства.
Вместе с тем ч. 1 комментируемой статьи допускает возможность установления иных правил действия уголовно-процессуального закона в пространстве, если это предусматривается международным договором Российской Федерации. Подобные договоры могут быть как многосторонними (в частности. Конвенция о защите прав человека и основных свобод и протоколы к ней, Международный пакт о гражданских и политических правах), так и двусторонними (в основном это договоры об оказании помощи по гражданским, семейным и уголовным делам). Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, а если международным договором Российской Федерации уста­новлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.
2. Правила УПК РФ распространяются на дела о преступлениях, совершенных на территории России (в том числе на воздушном, морском или речном судне, на­ходящемся вне пределов Российской Федерации под флагом Российской Федерации и приписанном к порту Российской Федерации).
3. В соответствии с УПК РФ должны осуществляться также отдельные следст­венные и судебные действия, выполнение которых вытекает из международных договоров Российской Федерации и принятых в их развитие поручений компетент­ных правоприменительных органов других стран.
Статья 3. Действие уголовно-процессуального закона в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства
1. Производство по уголовным делам о преступлениях, совершенных иностран­ными гражданами или лицами без гражданства на территории Российской Феде­рации, ведется в соответствии с правилами настоящего Кодекса.
2. Процессуальные действия, предусмотренные настоящим Кодексом, в отно­шении лиц, обладающих правом дипломатической неприкосновенности, произво­дятся лишь по просьбе указанных лиц или с их согласия, которое испрашивается через Министерство иностранных дел Российской Федерации.

1. Правила, установленные УПК РФ, распространяются в равной мере как на граждан Российской Федерации, так и на иностранных граждан и лиц без граждан­ства. В соответствии с ч. 3 ст. 12 У К РФ иностранные граждане и лица без граждан­ства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности в случаях, если преступление совершено ими на территории Рос­сийской Федерации или если преступление, совершенное вне пределов Российской Федерации, направлено против интересов Российской Федерации, либо в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации, если они не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответст­венности на территории Российской Федерации.
2. Правилами, установленными комментируемой статьей, определяется порядок осуществления отдельных следственных и иных процессуальных действий в отно­шении иностранных граждан и лиц без гражданства не только в случаях, когда они привлекаются в качестве подозреваемого или обвиняемого, но и когда они высту­пают в качестве потерпевших, гражданских истцов или ответчиков, свидетелей, собственников жилья, в котором производится обыск, и др. На этих лицах лежат такие же, как и на гражданах Российской Федерации, процессуальные обязанности; они обладают такими же процессуальными правами.
3. В отношении лиц, обладающих дипломатической неприкосновенностью (по­слы, военные атташе и др.), независимо от того, в каком процессуальном качестве они выступают, процессуальные действия могут совершаться лишь по их просьбе или с их согласия.
Следует, однако, иметь в виду, что дипломатический иммунитет является не только правом отдельных категорий дипломатических и консульских служащих, но и определенной гарантией интересов государства. Поэтому некоторые действия (задержание, осуждение и т. п.) не могут производиться, даже если сами эти служащие против них не возражают. Связано это, в частности, с тем, что согласно п. 1 ст. 32 Венской конвенции о дипломатических сношениях и ст. 45 Венской конвенции о консульских сношениях отказ от привилегий и иммунитетов является прерогативой того государства, которое соответствующий служащий представляет.
Статья 4. Действие уголовно-процессуального закона во времени
При производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено на­стоящим Кодексом.
1. Пределы действия уголовно-процессуального закона во времени определяют­ся моментом проведения соответствующего следственного, судебного, иного про­цессуального действия или принятия процессуального решения; они не зависят ни от момента совершения преступления, ни от момента возбуждения уголовного дела.
2. Согласно Федеральному закону от 25 мая 1994 г. (14 июня 1994 г.) № 5-ФЗ «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания» (с изм. и доп., внесенными Федеральным законом от 23 апреля 1999 г. (22 октября 1999 г.) № 185-ФЗ) законы, в том числе и уголовно-процессуальные, вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении десяти дней после официаль­ного опубликования, если самими законами не установлен другой порядок вступле­ния их в силу. Официальным является первое опубликование полного текста закона в «Парламентской газете», «Российской газете» или в «Собрании законодательства Российской Федерации» (СЗ РФ. 1994. № 8. Ст. 801; 1999. №43. Ст. 5124).
Действие закона прекращается в связи с его отменой, утратой силы вследствие истечения установленного в нем срока действия или исчезновения условий, при которых допускается его применение, а также в результате признания закона по решению Конституционного Суда РФ не соответствующим Конституции.
3. По общему правилу, уголовно-процессуальный закон не имеет обратной силы. Однако это не относится к тем нормам, которые определяют процессуальный механизм реализации уголовно-правовых институтов, устанавливающих ответст­венность за преступления и освобождение от ответственности и наказания, и которые являются производными от соответствующих уголовно-правовых институтов. На них в силу ст. 54 Конституции распространяются правила об обратной силе закона, устраняющего или смягчающего ответственность, и о недопущении приме­нения закона, устанавливающего или усиливающего ответственность.
Положениями ст. 54 Конституции, а не ст. 4 УПК определяется и порядок при­менения уголовно-процессуальных норм, устанавливающих или усиливающих от­ветственность за процессуальные нарушения (например, нормы ст. 94 УПК о по­следствиях совершения обвиняемым или подозреваемым действий, для предупреж­дения которых была применена мера пресечения в виде личного поручительства).
4. В случае, если вновь принятый закон вносит изменения в уже возникшие процессуальные правоотношения и при этом ограничивает права его участников, должен применяться не новый, а прежний закон, на основе которого и возникли эти правоотношения.

пять простых этапов сотрудничества

НАШИ КЛИЕНТЫ

МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ