Тема 3. Принципы уголовного судопроизводства

3.1. Понятие и значение принципов уголовного процесса.

Принципы — это руководящие идеи, которые определяют построение уголовного процесса.
Принципы существуют в форме правовых норм.
Они должны отвечать ряду признаков:
а) принципами могут быть не любые, произвольно выбранные взгляды на формы и методы судопроизводства, а лишь те, которые соответствуют социально-экономическим условиям развития общества;
б) задачи уголовного процесса могут быть реализованы в условиях организации расследования и рассмотрения уголовных дел на демократических принципах;
в) принципами процесса являются руководящие идеи, нашедшие закрепление в нормах права.
Последнее обстоятельство придает принципам значение обязательности, определенности и гарантированности их соблюдения.
Таким образом, под принципами уголовного процесса понимаются руководящие положения, определяющие демократическое построение процесса и нашедшие выражение в нормах права.
Значение принципов в уголовном процессе многогранно:
а) принципы выражают сущность процесса, его характерные черты;
б) принципы представляют систему юридических норм наиболее общего характера, служащую основой уголовно-процессуального законодательства;
в) нарушение норм-принципов может быть основанием к отмене принятых решений.

3.2. Система принципов уголовного процесса.

В систему принципов уголовного процесса входят:
1) принцип законности (ст. 15 Конституции РФ, ст. 7 УПК);
2) принцип осуществления правосудия только судом (ст. 47, 118 Конституции РФ, ст.8 УПК);
3) принцип уважения чести и достоинства личности (ст. 21 Конституции РФ, ст.9 УПК);
4) неприкосновенность личности (ст.22 Конституции РФ, ст.10 УПК);
5) охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 2, 45, 46, 51, 52, 53 Конституции РФ, ст.11 УПК);
6) неприкосновенность жилища (ст. 25 Конституции РФ, ст. 12 УПК);
7) тайна переписки, телефонных и иных переговоров, постовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23 Конституции РФ, ст.13 УПК);
8) презумпция невиновности (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК);
9) состязательность сторон (ст. 23 Конституции РФ, ст. 15 УПК);
10) обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 48 Конституции РФ, ст. 16 УПК);
11) свобода оценки доказательств (ст. 120 Конституции РФ, ст. 17 УПК);
12) язык уголовного судопроизводства (ст. 26 Конституции РФ, ст. 18 УПК);
13) право на обжалование процессуальных действий и решений (ст. 45, 46 Конституции РФ, ст. 19 УПК).

3.3. Содержание принципов уголовного процесса, закреплённых в Конституции РФ и в УПК РФ.

1.Принцип законности
Под законностью понимается неуклонное соблюдение и исполнение предписаний Конституции РФ, законов и соответствующих им иных нормативных актов всеми государственными и негосударственными учреждениями и организациями, должностными лицами, гражданами.
Основные положения этого принципа закреплены в ч. 2 ст. 15 Конституции РФ. Этот общеправовой принцип имеет непосредственное отношение к уголовному процессу. В уголовно-процессуальном законодательстве он конкретизируется в установлении порядка производства по уголовным делам. В обязанность дознавателя, следователя, прокурора, суда входит строгое соблюдение материальных и процессуальных законов (при возбуждении уголовного дела, предварительном расследовании, назначении дела к судебному заседанию, судебном разбирательстве, проверке законности и обоснованности приговора в вышестоящих инстанциях и т.д.). Принцип законности обеспечивается таким построением процесса, при котором в каждой последующей стадии проверяется законность и обоснованность решений, принятых в предыдущих стадиях. В случае обнаружения нарушений закона обеспечивается принятие мер к их устранению. Важными гарантиями и соблюдения предписаний закона являются осуществляемые в тех или иных пределах на всех стадиях уголовного судопроизводства судебный контроль и надзор прокурора за исполнением законов оперативно-розыскными органами, органами дознания и органами предварительного следствия.
2. Принцип осуществления правосудия только судом
Конституционные положения, согласно которым правосу­дие в Российской Федерации осуществляется только судом (ст. 118 Конституции РФ) и никто не может быть признан ви­новным в совершении преступления, а также подвергнут уго­ловному наказанию иначе как по приговору суда и в соответ­ствии с законом, возлагают на суд всю полноту ответственности за правильное разрешение каждого уголовного дела. Ничто не может оправдать нарушение законности при отправлении правосудия.
Осуществление правосудия только судом — это принцип, отражающий сущность и демократизм российского уголовного процесса.
Правосудие в России осуществляется только судами, учреж­денными в соответствии с Конституцией РФ и Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации». Создание чрезвычайных судов и судов, не предус­мотренных указанным Законом, не допускается (ст. 4).
Подсудимый не может быть лишен права на рассмотрение и разрешение его уголовного дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено уголовно-процессуальным законом, принципами и нормами международного права или международным договором Российской Федерации.
Правосудие в уголовном процессе — это деятельность суда по рассмотрению уголовных дел в первой, апелляционной, кассационной инстанциях, а также в порядке надзора и в связи с новыми и вновь открывшимися обстоятельствами, направлен­ная на установление виновности подсудимых и применение к ним мер наказания либо на оправдание невиновных.
По каждому факту вынесения неправосудного приговора требуется тщательно выяснять причины допущенной судебной ошибки и привлекать виновных судей к установленной ответ­ственности вплоть до постановки вопроса о прекращении их полномочий.
Правосудие по уголовным делам осуществляется только су­дами общей юрисдикции. К ним относятся Верховный Суд РФ, Верховные суды (суды) субъектов РФ (республик, входящих в состав Российской Федерации, краев, областей, городов Мос­квы и Санкт-Петербурга, автономной области и автономных округов), районные (городские) суды, военные суды (ст. 1 За­кона РСФСР «О судоустройстве РСФСР»), а также мировые судьи. Приведенный перечень исчерпывающий и расширитель­ному толкованию не подлежит.
3. Уважение чести и достоинства личности
Согласно ст. 23 Конституции РФ каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени.
Данный принцип действует на всех стадиях уголовного процесса. Независимо от того, проверяется ли заявление (сооб­щение) о преступлении, осуществляется ли предварительное расследование или деятельность, присущая судебным стадиям, судьи, прокуроры, следователи, дознаватели и любые иные лица и органы, осуществляющие уголовный процесс, не вправе своими действиями и решениями унижать честь и достоинство свидетеля, потерпевшего, обвиняемого и любого иного участ­ника уголовного судопроизводства, а также создавать опасность для его жизни или здоровья.
Никакие благородные цели не могут оправдать факт приме­нения к участнику уголовного судопроизводства пытки, жес­токого или унижающего человеческое достоинство обращения, а также непредусмотренного законом насилия. В этой связи, к примеру, от председательствующих в судебных заседаниях по делам об изнасиловании требуется учитывать специфику таких дел и устранять все вопросы, не относящиеся к делу и унижа­ющие честь и достоинство потерпевшей, своевременно пресе­кать нетактичное поведение отдельных участников процесса.
Положения, составляющие основу данного принципа, зак­реплены в ст. 9 УПК РФ. Продублированы они и в других нор­мативно-правовых актах. Так, согласно § 12 Инструкции о по­рядке исполнения постановлений прокуроров, следователей, органов дознания и определений судов о приводе свидетелей, обвиняемых и подсудимых лица, исполняющие привод, обяза­ны быть внимательными и вежливыми, не допускать действий, унижающих честь и достоинство доставляемого, по возможнос­ти удовлетворять его законные требования и просьбы; прояв­лять бдительность, особенно при сопровождении обвиняемого и подсудимого, с тем чтобы исключить случаи уклонения его от явки к месту вызова либо причинения себе или окружающим какого-либо вреда; обеспечивать сохранность подлежащих к оплате документов.
4. Неприкосновенность личности
Согласно ст. 22 Конституции РФ каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судеб­ному решению. До судебного решения лицо не может быть задер­жано на срок более 48 часов. В указанной норме закреплено ос­новное содержание принципа неприкосновенности личности.
Положения данного принципа более подробно изложены в ст. 10 УПК РФ, которая обращает внимание, что заключение под стражу осуществляется по судебному решению лишь в случае наличия на то законных оснований, предусмотренных УПК РФ.
Документ, на основе которого человек заключается под стра­жу, должен быть заверен подписями соответствующих должно­стных лиц и скреплен гербовой печатью. В тех случаях, когда в места содержания представляются выписки из приговоров (оп­ределений) суда о заключении под стражу, в них должны быть указаны установочные данные лиц, в отношении которых при­менена эта мера пресечения. Такие выписки заверяются подпи­сью соответствующих должностных лиц, скрепляются гербовой печатью и подлежат замене (не позднее трехдневного срока) полной копией приговора.
В изоляторы временного содержания подозреваемых и обви­няемых органов внутренних дел не принимаются лица, по поводу которых протоколы задержаний, постановления о содер­жании под стражей и другие соответствующие документы офор­млены с нарушениями требований УПК РФ и Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняе­мых в совершении преступлений».
Задержанный, лицо, заключенное под стражу, имеют право на судебную проверку законности и обоснованности задержа­ния, заключения, а также содержания их под стражей.
Данный принцип проявляется также в возложенной на суды, прокуроров, следователей, органы дознания и дознавателей обязанности немедленно освобождать всякого незаконно задер­жанного, лишенного свободы, незаконно помещенного в меди­цинский или психиатрический стационар, содержащегося под стражей свыше предусмотренного УПК РФ срока.
Так, согласно ст. 33 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» прокурор или его заместитель обязан немедленно освободить своим постановлением каждого подвер­гнутого предварительному заключению в нарушение закона.
Постановления и требования прокурора относительно ис­полнения установленных законом порядка и условий содержа­ния заключенных под стражу подлежат обязательному исполне­нию (ст. 34 указанного Закона).
Данный принцип тесно связан с принципом уважения чести и достоинства личности. Именно поэтому в ч. 3 ст. 10 УПК РФ обращается внимание на то, что задержанные (заключенные под стражу) должны содержаться в условиях, исключающих угрозу их жизни или здоровью.
5. Принцип охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве
Исходя из содержания ст. 18 Конституции РФ изложенные в гл. 2 Основного закона права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность зако­нодательной и исполнительной власти, местного самоуправле­ния и обеспечиваются правосудием.
Все реализующие свой правовой статус субъекты уголовного процесса должны знать свои права и обязанности. В обеспечение этой идеи от государственных органов и должностных лиц, осу­ществляющих уголовный процесс, требуется разъяснить участву­ющим в деле лицам их права, обязанности и ответственность, а также обеспечить возможность осуществления этих прав.
Функции разъяснения прав и обязанностей возлагаются не только на суд, прокурора, следователя, дознавателя, но и на судью, а в определенных случаях — на руководителя следствен­ной группы и начальника следственного отдела.
Права и обязанности разъясняются всем вовлекаемым в сфе­ру уголовного процесса субъектам, за исключением суда, су­дьи, прокурора, начальника следственного отдела, руководите­ля (члена) следственной группы, следователя, дознавателя, начальника органа дознания, а также адвоката.
Возможность осуществления прав участников уголовного судопроизводства обеспечивается в различных формах. Так, при наличии достаточных данных полагать, что участнику уголов­ного судопроизводства, в том числе потерпевшему, свидетелю и др., а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями (а в некоторых случа­ях и при наличии соответствующего ходатайства), суд, про­курор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны в пределах своей компетенции предпринять в отношении указан­ных лиц меры безопасности. Уголовно-процессуальным законом предусмотрены следующие меры безопасности:
1) отражение в протоколе следственного действия вместо данных о личности потерпевшего, его представителя или свиде­теля псевдонима последнего (ч. 9 ст. 166 УПК РФ);
2) контроль и запись телефонных и иных переговоров потер­певшего, свидетеля или их близких родственников, родствен­ников, близких лиц при наличии угрозы совершения в отноше­нии их насилия, вымогательства и других преступных действий (ч. 2 ст. 186 УПК РФ);
3) предъявление лица для опознания в условиях, исключаю­щих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым (ч. 8 ст. 193 УПК РФ);
4) проведение закрытого судебного разбирательства (п. 4 ч. 2 ст. 241 УПК РФ);
5) допрос судом свидетеля без оглашения его подлинных анкетных данных и в условиях, исключающих визуальное на­блюдение свидетеля другими участниками судебного разбира­тельства (ч. 5 ст. 278 УПК РФ).
По общему правилу лица, обладающие свидетельским имму­нитетом (судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; адвокат — об об­стоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи и др.), вправе не давать показания. Но при определенных обстоятельствах они могут изъявить желание или согласиться на дачу показаний. В такой ситуации дознава­тель, следователь, прокурор и суд обязаны предупредить ука­занных лиц о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уго­ловному делу.
Несоблюдение требования о разъяснении участнику уголов­ного судопроизводства его прав может быть признано наруше­нием уголовно-процессуального закона, которое будет служить основанием отмены судебного акта. Вред, причиненный лицу в результате нарушения его прав и свобод судом, а также должно­стными лицами и органами, осуществляющими уголовное пре­следование, возмещается по основаниям и в порядке, установ­ленном гл. 18 УПК РФ.
6. Принцип неприкосновенности жилища
Согласно ст. 25 Конституции РФ жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федераль­ным законом, или на основании судебного решения. Об этом же идет речь в ст. 12 УПК РФ. Исходя из содержания данной нор­мы, а также ч. 5ст. 165 УПК РФ осмотр жилища без согласия проживающих в нем лиц допустим лишь на основе судебного решения или в случаях, не терпящих отлагательства (внезапно появились фактические основания проведения указанного след­ственного действия; принимаются меры к уничтожению или сокрытию предметов (документов), имеющих отношение к делу, и др.).
Дополнительной гарантией соблюдения прав и законных интересов лиц, в жилище которых производится осмотр без судебного решения, являются следующие предусмотренные ч. 5 ст. 165 УПК РФ требования:
1) о производстве такого осмотра выносится постановление;
2) следователь в течение 24 часов с начала производства следственного действия уведомляет судью и прокурора об ос­мотре жилища без предварительного получения на то согласия проживающих в жилище лиц и без судебного решения;
3) к уведомлению прилагаются копии постановления о про­изводстве следственного действия и протокола осмотра жилища для проверки законности решения о его производстве;
4) в течение 24 часов после получения указанного уведомле­ния судья проверяет законность следственного действия и вы­носит постановление о его законности или незаконности;
5) если судья признает произведенный осмотр незаконным, все доказательства, полученные в ходе такого следственного действия, признаются не имеющими юридической силы.
По общему правилу без судебного решения также не может производиться обыск и (или) выемка в жилище. Производство этих следственных действий без судебного решения не может быть оправдано даже отсутствием возражений против обыска (выемки) проживающих в жилище лиц. Так же как в случае с осмотром, обыск и (или) выемка в жилище без судебного ре­шения могут быть произведены лишь в исключительных случа­ях, не терпящих отлагательства, при обязательном последую­щем соблюдении вышеуказанных гарантий прав и законных интересов обыскиваемых (лиц, в жилище которых производится выемка).
Законодатель налагает запрет на производство выемки и обыска до возбуждения уголовного дела. Осмотр же места про­исшествия — единственное следственное действие, которое раз­решено производить на первой стадии уголовного процесса, — нельзя осуществлять против воли проживающих в осматривае­мом жилом помещении лиц. При наличии оснований для отыс­кания и изъятия в жилище связанных с преступлением предме­тов, когда проживающие в нем лица против этого возражают, следователь вправе проникнуть в помещение только после воз­буждения уголовного дела и соответствующего разрешения от суда.
Гарантией соблюдения норм, составляющих данный прин­цип, следует признать некоторые нормы уголовного права. Так, за незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, предусмотрена уголовная от­ветственность (ст. 139 УК РФ). Незаконное проникновение в жилище является, кроме того, по ряду преступлений квалифи­цирующим признаком (п. «в» ч. 2 ст. 158, п. «в» ч. 2 ст. 161, п. «в» ч. 2 ст. 162УКРФ).
7. Принцип тайны переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений
Согласно ст. 23 Конституции РФ каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, а также право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только по судебному решению. Указанные положения более подробно раскрываются в ст. 13 УПК РФ, согласно которой без судебного решения не могут быть ограничены права гражданина на тайну не только телефонных, но и любых иных переговоров. Причем наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления и их выемка в учреждениях связи, контроль и запись телефонных и иных переговоров без судебного решения могут производиться лишь в случаях, не терпящих отлагательства, с последующим выполнением предусмотренных ч. 5 ст. 165 УПК РФ действий, выступающих дополнительной гарантией’ соблюдения прав граждан, в отношении которых были произведены данные следственные действия.
Основания и общий порядок наложения ареста на корреспонденцию и выемки ее в почтово-телеграфных учреждениях, а также контроля и записи переговоров закреплены в ст. 185, 186 УПК РФ. За незаконное нарушение тайны перепис­ки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ст. 138 УК РФ) предусмотрена уголовная ответственность.
8. Принцип презумпции невиновности
Принцип презумпции невиновности по своей правовой основе очень близко соприкасается с предусмотренным ст. 8 УПК РФ принципом осуществления правосудия только судом. Тем не менее их не следует путать. Хотя они взаимосвязаны и процессуалисты ссылаются на одни и те же нормы как на их правовую Основу, это разные принципы. В отличие от организационного принципа — осуществление правосудия только судом, в определенной степени также сформулированного в ст. 49 Конституции РФ (каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившими законную силу приговором суда), принцип презумпции невиновности в большей степени не лозунг, а гарантия того, что невиновный не будет осужден. Речь идет о следующих положениях закона, которые и могут быть признаны гарантиями презумпции невиновности:
— обвиняемый считается невиновным., пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотрен­ном УПК РФ порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда;
— обвиняемый (подозреваемый) не обязан доказывать свою невиновность; бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого (подозреваемого), лежит на стороне обвинения;
— нельзя признавать лицо виновным, основываясь лишь на его признании;
— неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого;
— никто не обязан свидетельствовать против себя самого;
— при осуществлении правосудия не допускается использо­вание доказательств, полученных с нарушением требований УПК РФ.
9. Принцип состязательности сторон и равноправия сторон
Согласно ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуще­ствляется на основе состязательности и равноправия сторон. Несмотря на то что данный принцип должен распространяться на все стадии уголовного судопроизводства, в полной мере он проявляется лишь на судебных стадиях.
Состязательность и равноправие сторон означают следующие пять правил:
1) функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга; они не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо;
2) исследование доказательств осуществляется сторонами обвинения (государственный обвинитель, потерпевший, граж­данский истец и их представители) и защиты (защитник, граж­данский ответчик и его представитель);
3) стороны обвинения и защиты равноправны перед судом на заявление отводов и ходатайств, представление доказа­тельств, участие в их исследовании, выступление в прениях сторон, представление суду письменных формулировок по вопросам, указанным в п. 1—6 ч. 1 ст. 299 УПК РФ, на рассмот­рение иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбира­тельства;
4) суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты;
5) суд создает необходимые условия для исполнения сторо­нами их процессуальных обязанностей и осуществления предо­ставленных им прав, а также разрешает уголовное дело.
Председательствующий по делу обязан обеспечить лицам, участвующим в судебном заседании, возможность реализации прав, предоставленных им законом’.
Развитие данного принципа в российском уголовном про­цессе привело к тому, что по действующему УПК РФ:
1) собирать письменные документы и предметы для приоб­щения их к уголовному делу в качестве доказательств вправе не только сторона обвинения, но и подозреваемый, обвиняемый, а также гражданский ответчик и их представители (ч. 2 ст. 86 УПК РФ). Защитник, кроме того, уполномочен на получение предметов, документов и иных сведений; опрос лиц с их согла­сия; истребование справок, характеристик, иных документов (ч. 3 ст. 86 УПК РФ);
2) ознакомив обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, следователь обязан выяснить, какие свидете­ли, эксперты, специалисты подлежат вызову в судебное заседание для допроса и подтверждения позиции стороны защиты (ч. 4 ст. 217 УПК РФ);
3) в описательной части обвинительного заключения следо­ватель отражает перечень доказательств, не только подтвержда­ющих обвинение, но и тех, на которые ссылается сторона за­щиты (п. 6 ч. 1 ст. 220 УПК РФ);
4) к обвинительному заключению прилагается список под­лежащих вызову в судебное заседание лиц со стороны и обвине­ния, и защиты (ч. 4 ст. 220 УПК РФ);
5) в целях обеспечения состязательности в уголовном про­цессе изменились и судебные стадии. Так, очередность исследо­вания доказательств на судебном следствии определяется не судом, а стороной, представляющей доказательства суду. Пер­вой доказательства всегда представляет сторона обвинения. Пос­ле исследования доказательств, представленных стороной обви­нения, исследуются доказательства, представленные стороной защиты (ч. 1 и 2 ст. 274 УПК РФ).
При согласии подсудимого дать показания (при допросе свидетеля) первыми его допрашивают стороны и только после этого вопросы может задавать суд (ч. 1 и 3 ст. 275, ч. 2 ст. 278 УПК РФ).
Подсудимым (ч. 3 ст. 274 УПК РФ) и потерпевшим (ч. 2 ст. 277 УПК РФ) предоставлено право — с разрешения председатель­ствующего давать показания в любой момент судебного след­ствия и др.
10. Принцип обеспечения обвиняемому (подозреваемому) права на защиту
У закрепленного в ст. 16 УПК РФ принципа обеспечения обвиняемому и подозреваемому права на защиту пять составля­ющих:
1. Наличие у обвиняемого (подозреваемого) комплекса прав, позволяющих ему защитить свои интересы (ст. 46 и 47 УПК РФ).
2. Наличие у защитника обвиняемого (подозреваемого) оп­ределенного комплекса прав, позволяющих ему реализовать свою уголовно-процессуальную функцию (ст. 49, 53, 248, 438. УПК РФ).
3. Наличие у законного представителя обвиняемого (подозре­ваемого) определенного комплекса прав, позволяющих ему за­щищать интересы представляемого (ст. 48, 426, 428, 437 УПК РФ).
4. Обязанность компетентных органов обеспечить им воз­можность защищаться установленными законом средствами и способами, в том числе бесплатно (ч. 2 ст. 16, ст. 49—51 УПК РФ).
5. Обязанность компетентных органов обеспечить охрану их личных и имущественных прав (ст. 160 УПК РФ).
Правом на защиту обладает как обвиняемый (подсудимый, осужденный, оправданный) и подозреваемый, так и некоторые иные субъекты уголовного процесса. К числу таковых, как ми­нимум, относятся лица, совершившие запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости (ст. 438 УПК РФ). Это право осуществляется ими в пределах и в порядке, установ­ленных уголовно-процессуальным законодательством.
Анализ содержания постановления Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. № 11-П «По делу о проверке конституци­онности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В. И. Маслова» позволяет сделать вывод, что пользоваться помощью адвоката (защитника), а значит, в определенной степени обладать правом на защиту может любое вовлеченное в сферу уголовного процесса лицо независимо от его формального процессуального статуса, в том числе от при­знания задержанным и подозреваемым, если управомоченными органами власти в отношении этого лица предприняты меры, которые реально ограничивают свободу и личную неприкосно­венность, включая свободу передвижения, — удержание офи­циальными властями, принудительный привод или достав­ление в органы дознания и следствия, содержание в изоляции без каких-либо контактов, а также иные аналогичные действия.
Право на защиту у такого лица появляется с того момента, когда ограничение его прав становится реальным.
Необеспечение обвиняемому (подозреваемому) права на за­щиту не следует путать с любым и каждым случаем отклонения его ходатайств о приглашении конкретного адвоката в качестве защитника.
Право на защиту не должно ограничиваться одной лишь воз­можностью иметь адвоката. В международном праве (ст. 8 Всеоб­щей декларации прав человека, п. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод) судебная защита по­нимается как эффективное восстановление в правах независи­мым судом на основе справедливого судебного разбирательства, что предполагает обеспечение состязательности и равноправия сторон, в том числе предоставление им достаточных процессу­альных правомочий для защиты своих интересов при осуществ­лении всех процессуальных действий, результат которых значим для определения прав и обязанностей.
Конституционный Суд РФ в своем постановлении от 10 де­кабря 1998 г. также указал, что одной из необходимых гарантий судебной защиты и справедливого разбирательства дела являет­ся равно предоставляемая сторонам реальная возможность дове­сти свою позицию относительно всех аспектов дела до сведения суда непосредственно перед удалением его в совещательную комнату для вынесения решения. Только при этом условии пол­ностью реализуется право на судебную защиту, которое, соглас­но Конституции РФ, не может быть ограничено.
11. Национальный язык судопроизводства
Принцип национального языка в уголовном процессе, ос­новные положения которого отражены в ст. 18 УПК РФ, харак­теризуется тремя правилами:
1) судопроизводство ведется на государственном, т. е. на русском языке;
2) судопроизводство может вестись на языке республики, входящей в состав Российской Федерации;
3) участвующим в деле лицам, не владеющим языком, на котором ведется судопроизводство, обеспечивается право делать заявления, давать показания, заявлять ходатайства, знако­миться со всеми материалами дела, выступать в суде на родном языке или на языке, которым они владеют, и пользоваться услугами переводчика. Следственные и судебные документы в соответствии с установленным УПК РФ порядком вручаются обвиняемому в переводе на его родной язык или на другой язык, которым он владеет.
Суды Российской Федерации в отношениях с судами стран Содружества пользуются государственными языками или рус­ским языком (ст. 17 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам).
Гарантией соблюдения этого принципа является целый ряд положений, закрепленных в УПК РФ:
— участие защитника в судебном разбирательстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый не владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу (п. 4ч. 1 ст. 51 УПК РФ);
— обвиняемому в переводе на его родной язык или на другой язык, которым он владеет, должны вручаться постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительное зак­лючение (п. 2 ч. 4 ст. 47 УПК РФ), а также ряд других следствен­ных документов;
— приговор излагается на том языке, на котором проводи­лось судебное разбирательство (ст. 303 УПК РФ);
— если приговор изложен на языке, которым подсудимый не владеет, то приговор ему переводится вслух, синхронно с про­возглашением приговора или после его провозглашения (ч. 2 ст. 310 УПК РФ);
— переводчик в уголовном судопроизводстве имеет свой пра­вовой статус (ст. 59 УПК РФ).
В ч. 2 ст. 26 Конституции РФ закреплено право каждого на пользование родным языком. Уже в силу одной этой конститу­ционной нормы суд по ходатайству участвующих в деле лиц обязан обеспечить им право делать заявления, давать объясне­ния и показания, заявлять ходатайства и выступать в суде на родном языке или языке, которым они владеют.
Нет необходимости приглашать переводчика для лица, дли­тельное время (10 лет) проживающего на территории России, владеющего русским языком и не заявлявшего на следствии хо­датайства об обеспечении его переводчиком.
И наоборот, если, к примеру, обвиняемый по национально­сти узбек, проживал в Узбекистане, окончил 8 классов узбекс­кой школы, собственноручно написал объяснение, которое со всей очевидностью свидетельствует о том, что он нуждается в переводчике, тот ему должен быть предоставлен немедленно, а не по окончании предварительного расследования.
Любое ограничение прав обвиняемого, подсудимого, защит­ника, обусловленное незнанием ими языка, на котором ведется судопроизводство, и необеспечение этим лицам возможности на любой стадии процесса пользоваться родным языком явля­ются нарушением норм уголовно-процессуального закона, ко­торое может повлечь отмену приговора.
12. Принцип обжалования процессуальных действий и решений
Принцип обжалования процессуальных действий и решений заключается в праве указанных в УПК РФ заинтересованных лиц обжаловать действия (бездействие) и решения суда, судьи, про­курора, начальника следственного отдела, руководителя (чле­на) следственной группы, следователя, органа дознания, на­чальника органа дознания и дознавателя.
По общему правилу действия начальника следственного от­дела, руководителя (члена) следственной группы, следователя, органа дознания, начальника органа дознания и дознавателя обжалуются прокурору, надзирающему за исполнением закона органами, осуществляющими дознание и предварительное следствие.
Ответ на заявление, жалобу и иное обращение должен быть мотивированным. Если в удовлетворении заявления или жалобы отказано, заявителю необходимо разъяснить порядок обжалова­ния принятого решения, а также право обращаться в суд, если таковое предусмотрено законом. Причем решение, принятое прокурором по жалобе, не может препятствовать обращению лица в суд за защитой своих прав. Закон запрещает пересылать жалобы в орган или должностному лицу, решения либо дей­ствия которых обжалуются (ст. 10 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»).
Действия прокурора и суда обжалуются вышестоящим соот­ветственно прокурору и суду.
Согласно прямому указанию УПК РФ решения дознавателя, следователя, прокурора (а значит, и начальника следственного отдела, руководителя следственной группы и т. п.) обжалуются в суд. Речь идет о таких решениях, как:
— отказ в возбуждении уголовного дела;
— прекращение уголовного дела;
— иные их решения и действия (бездействие), которые спо­собны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить дос­туп граждан к правосудию (ч. 1 ст. 125 УПК РФ).
— Действия и решения суда, судьи, прокурора, начальника следственного отдела, руководителя следственной группы, сле­дователя и дознавателя могут быть обжалованы даже тогда, ког­да в УПК РФ или ином уголовно-процессуальном нормативном акте специально не закреплено право субъекта на принесение подобной жалобы. Обжалование в этих случаях осуществляется на основе предусмотренного Конституцией РФ права граждан обжаловать решения и действия любых органов государствен­ной власти. Общие же принципы подачи и принятия жалоб в уголовном процессе (установленный УПК РФ порядок) долж­ны соблюдаться и в таких ситуациях.
При несогласии с постановлением о прекращении уголовно­го дела в стадии предварительного расследования и с другими процессуальными действиями органа дознания, следователя, руководителя следственной группы и прокурора заинтересован­ные лица могут реализовать свое право на судебную защиту не иначе как в форме подачи жалобы в рамках уголовного дела, производство по которому регулируется нормами уголовно-про-цессуального права. При рассмотрении такой жалобы суд дол­жен применять нормы материального и процессуального уго­ловного права. Такие жалобы не могут рассматриваться по пра­вилам гражданского судопроизводства.
В соответствии со ст. 15 и 18 Конституции РФ при рассмотре­нии жалобы на постановления о прекращении уголовного дела в стадии предварительного расследования должны непосред­ственно применяться положения ч. 1 и 2 ст. 46 Конституции РФ с учетом установленного уголовно-процессуальным законода­тельством порядка судебной проверки иных действий органов дознания, следователей и прокуроров.
Помимо предоставленной широкому кругу участников уго­ловного процесса возможности обжаловать действия (бездей­ствие) суда и должностных лиц (органов), осуществляющих уголовное преследование, данный принцип предусматривает право, принадлежащее в первую очередь обвиняемому. Так, осужденному предоставлено право не только на обжалование, но и на пересмотр вынесенного в отношении его приговора вы­шестоящим судом в порядке кассационного (апелляционного), надзорного производства, а также ввиду новых или вновь от­крывшихся обстоятельств.
Верховный Суд РФ указывает на необходимость тщательно изучать каждую жалобу, поданную в порядке надзора, на недо­пустимость отказа в истребовании дел, если содержащиеся в жа­лобе доводы не опровергаются доказательствами, приведенными в судебных документах, либо вызывает сомнение законность и обоснованность самих судебных актов. Он требует, чтобы ос­тавление жалобы без удовлетворения было мотивированным.
13. Принцип публичности в уголовном процессе
Согласно ст. 2 Конституции РФ государство принимает на себя обязанность обеспечить права и свободы граждан, возбу­дить уголовное преследование в отношении лица, совершивше­го преступление, независимо от условий, при которых после­днее имело место, безотносительно от желания или нежелания на то пострадавшего (потерпевшего).
В этом заключается принцип публичности. В нем выражается государственное начало уголовного процесса, суть которого в том, что зашита общества и граждан от преступных посяга­тельств является важной и ответственной обязанностью право­охранительных органов, а не делом самих граждан.
Этот принцип пронизывает все стадии уголовного процесса и распространяется на все органы (должностные лица), осуще­ствляющие уголовное преследование. Между тем он совершенно не касается деятельности суда и судьи.
На стадии возбуждения уголовного дела прокурор, началь­ник следственного отдела и следователь обязаны принять, рас­смотреть и разрешить заявление (сообщение) о любом преступ­лении. После возбуждения уголовного дела по не подследствен­ному им преступлению они должны произвести неотложные следственные действия и только после этого направить дело в орган, правомочный завершить по нему предварительное рас­следование.
Компетенция же органов дознания в ст. 157 УПК РФ законо­дателем ограничена определенной категорией происшествий.
В случае поступления в какой-либо орган дознания заявле­ния (сообщения) о не подведомственном ему преступлении дознаватель принимает заявление (сообщение) (ст. 141, 144 УПК РФ), регистрирует его и направляет «по подследственности». В этом случае оно обязано принять меры к сохранению следов преступления.
Исходя из требований принципа публичности во время про­изводства предварительного расследования следователь, на­чальник следственного отдела, руководитель следственной группы, орган дознания, дознаватель и прокурор должны с уче­том требований подследственности принять все возможные меры для раскрытия преступления и доказывания наличия либо отсутствия:
1) события преступления (времени, места, способа и других обстоятельств совершения преступления);
2) виновности лица в совершении преступления, формы его вины и мотивов;
3) обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого;
4) характера и размера вреда, причиненного преступлением;
5) обстоятельств, исключающих преступность и наказуе­мость деяния;
6) обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание;
7) обстоятельств, которые могут повлечь освобождение от уголовной ответственности и наказания.
Исключениями из принципа публичности являются положе­ния ст. 23, 25 У ПК РФ, порядок разрешения заявлений о пре­ступлениях, перечисленных в ст. 20 УПК РФ, а также рассмот­рения дел частного обвинения (ст. 20 УПК РФ). Но даже на рас­смотрение дел частного обвинения принцип публичности накладывает свой отпечаток. К примеру, в законе отмечено: если преступление, предусмотренное ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129, ст. 130, ч. 1ст. 131,ч. 1ст. 136—139, ст. 145, ч. 1 ст. 146 и ч. 1 ст. 147 УК РФ, совершено в отношении лица, находящегося в зависимом со­стоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами, прокурор, а с согласия последнего — следователь и дознаватель вправе возбу­дить такое дело и при отсутствии жалобы пострадавшего. Дело, возбужденное прокурором, направляется для производства доз­нания или предварительного следствия, а после окончания рас­следования рассматривается судом в общем порядке. Такое дело не может быть прекращено за примирением потерпевшего с обвиняемым.
При поступлении непосредственно в суд заявления пострадав­шего о привлечении лица к уголовной ответственности за нанесе­ние легкого вреда здоровью, побоев, оскорбление или клевету, из которого усматривается, что в действиях лица содержатся при­знаки особо злостного хулиганства, покушения на убийство или других преступлений, предварительное следствие по которым является обязательным, судья в соответствии с требованиями закона должен (при наличии достаточных данных) направить заявление по подследственности.
Возложение на прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя обязанности в каждом случае обнаружения призна­ков преступления принимать предусмотренные УПК РФ меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления, отличает рос­сийский послереволюционный уголовный процесс от большин­ства зарубежных аналогов.

пять простых этапов сотрудничества

НАШИ КЛИЕНТЫ

МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ